Уйти в айти: как получить профессию бизнес-аналитика>
11 ноября 2015

31 октября прошла защита проектов выпускников курса «Бизнес-анализ» образовательного центра Парка высоких технологий. О программе курса, его выпускниках и о перспективах развития it-сферы в Беларуси мы поговорили с Екатериной Назаровой и Вадимом Зеленковым.

Курс «Бизнес-анализ» - одна из самых интересных и важных программ образовательного центра; длится два с половиной месяца, существует с 2013 года и учит основам новой (для Беларуси) профессии: создает посредников в коммуникации бизнеса и разработки; образно выражаясь – переводчиков с «человеческого на программистский». Конкретный курс ОЦ ПВТ проводил совместно с компанией EPAM Systems.

Все программы образовательный центр при ПВТ стремится создавать в соответствии с международными стандартами – чтобы каждый выпускник был востребован как специалист не только в Беларуси, но и во всем остальном мире.

И курс бизнес-анализа, и все остальные курсы ОЦ ПВТ применяют при обучении максимальный процент практики: общение с реальными заказчиками и решение настоящих задач.

Преподаватели курсов ОЦ ПВТ – исключительно практики; один из критериев отбора – не менее семи-десяти лет опыта работы в предметной области. При этом преподаватель курса совсем не обязательно должен быть педагогом по образованию: методическую поддержку он получает от образовательного центра.

 

Екатерина Назарова. Руководитель отдела бизнес-анализа компании EPAM Systems; преподаватель курса.

Вадим Зеленков: директор образовательного центра Парка высоких технологий.

 

 

«Сегодня мы не берем на курсы студентов»

Екатерина, первый вопрос к вам: проясните для людей не из айтишной среды, как можно за два с половиной месяца курсов освоить новую профессию? Неужели этой специальности не надо учиться пять лет в техническом вузе? Неужели образование, полученное на курсах, может заменить академическое?

Е.Н.: - Нет, не заменит, конечно. Специализация бизнес-аналитика не требует пятилетнего обучения в ВУЗЕ, но – мы уже начали сотрудничать с университетами – я бы вводила ее курсе примерно на третьем, чтобы оставшееся время обучения посвятить именно этой профессии. В итоге это дало бы совершенно иной уровень подготовки выпускника высшего учебного заведения. А на сегодняшний день мы  (курсы ОЦ ПВТ – прим. ред.) не работаем со студентами и не берем их на курсы, потому что у них нет базы, необходимой для понимания профессии.

То есть, существует конфликт между академическим образованием и потребностями рынка?

Е.Н.: Да. В пределах академического образования не преподаются основы востребованных сейчас профессий. Например, студенты проходят курс о моделировании бизнес-процессов, но он идет в отрыве от теории организации, теории построения функциональных систем. Откуда ребятам, после школы поступившим в ВУЗ, знать, что такое бизнес-процесс? Они не знают, как функционирует бизнес, они не понимают процесс взаимодействия между двумя организациями, не говоря уже об одной.

Поэтому на курс мы всегда берем людей, у которых есть любой опыт реальной работы. Любой опыт в любой организации релевантен бизнес-анализу.

Раньше у нас на курсах в ПВТ были студенты, но закончился этот опыт тем, что они даже не выходили на защиту: у них не было необходимой подготовки. Почему мы сейчас начинаем работу с ВУЗами? Чтобы на третьем или хотя бы четвертом курсе сделать полномасштабную программу подготовки аналитиков.

И курсы ПВТ отличаются от других именно тех, что у нас есть практика во время обучения: она позволяет слушателям в той или иной форме ощутить себя в профессии, столкнувшись с реальными заказчиками.

 

«Шведы очень интересные заказчики – летом вымирает вся Швеция...»

 

- Каждый проект, над разработкой которого работают учащиеся курсов, имеет реального заказчика?

Е.Н.: Даже если реального заказчика нет, в любом случае учебный проект – имитация заказа, который существовал в реальности. И у каждого, кто играет роль заказчика, есть свои установки. И ребята в процессе работы сталкиваются с такими проблемами: например, заказчик может не отвечать; или наоборот: написать тебе пятнадцать страниц правок. Мы, преподаватели, знаем, что такое заказчик, не понаслышке. И каждый из нас моделирует ту ситуацию, которая была в реальности. Например, в следующей группе кому-то из студентов выпадет работать со шведами - а шведы очень интересные заказчики: летом вымирает вся Швеция, бизнес не работает, никто не доступен, ни один контракт со шведами летом не подписывается, и если ты не успел уладить дела до мая, шанс того, что ты с июня по середину сентября сидишь без работы и тебе никто не платит, - очень велик. И специфика работы с заказчиками-шведами состоит в том, чтобы до мая во всем разобраться и на три летних месяца набрать себе столько обязанностей, чтобы было чем заниматься. У каждого проекта есть такая вводная, и все они моделируют определенную деятельность.

Итак, стать студентом курсов может только человек с опытом работы; а есть ли верхний возрастной предел для переподготовки, фактически – для овладения новой профессией?

Е.Н.: Нет верхнего предела.

Допустим, мне тридцать пять лет, и я поняла, что больше не хочу работать учительницей истории в школе...

Е.Н.: Прекрасно.

Мне открыт этот путь в айти?

Е.Н.: Почему нет?

Вадим Зеленков: Позвольте мне сказать, основываясь на нашем опыте и нашей статистике. Действительно, у нас есть кандидаты, которым сорок-сорок пять лет – но это скорее исключение из правил. Их берут на работу, если они действительно выделяются, например, своими личностными качествами: либо серьезным организационным опытом, либо серьезными коммуникативными навыками. В основном же наши заказчики, резиденты Парка высоких технологий, предпочитают молодых кандидатов. Ни курсы не решают эту проблему, ни я не могу с этим что-либо поделать; это специфика отрасли: it-индустрия – очень молодая.

Е.Н.:  Я бы сказала так: возраст не настолько важен, если во главе нанимающей на работу структуры стоит правильный человек, для которого важнее всего – личные качества.

Какие сложности стоят перед работодателем при наборе новых сотрудников? Ведь сегодня рынок, казалось бы, перенасыщен курсами, предлагающими получение новой профессии в it-сфере. Некоторые курсы, не стесняясь, используют в качестве слогана размер зарплаты, что-то наподобие «Хочешь зарабатывать двадцать шесть миллионов? Мы научим тебя программировать!»

В.З.: Да, многие покупаются на такие популистские лозунги; а на самом деле профессия очень сложна и требует времени на освоение и погружение. Программистом нельзя стать даже после наших курсов. Мы даем первый толчок, который необходим человеку, чтобы просто попасть в эту отрасль.

Е.Н.: Да и что за заявление: «научим программировать»? А на каком языке? – начнем хотя бы с этого. Рынок перенасыщен людьми, которые прошли курсы. Некоторые работодатели даже не рассматривают выпускников определенных образовательных центров.

Что нужно знать человеку, прежде чем он остановит свой выбор на том образовательном центре, который поможет ему получить новую специальность?

Е.Н.: Надо очень внимательно относиться к составу программ и очень внимательно смотреть, кем являются преподаватели. Если преподаватель не практик или поработал всего два года и решил всему миру рассказать о своем небогатом опыте... Есть риск, что вы потратите впустую свое время и деньги. А студенты наших курсов два с половиной месяца живут в режиме нон-стоп. Ни выходных, ни поездок за город – ничего. Это не просто интенсивная – это сверхинтенсивная работа. Занятия проходят по вечерам в будние дни, в субботу – с утра. То, что вы видите сегодня на защите проектов, - результат работы трех недель. За три недели они должны сделать то, что занимает в процессе настоящей работы месяц-полтора. И когда люди четко понимают, в каком режиме им предстоит работать, некоторые уходят. Сказок и легенд вокруг профессии бизнес-аналитика очень много.

Да, пожалуй, с этого вопроса стоило начать: кто же такой бизнес-аналитик? Что из себя представляет его профессия?

Е.Н.: Переводчик на программистский. Единственный человек, который понимает всех в команде. Ведь чем славится Беларусь? Тем, что у нас – талантливые программисты, никто с этим не спорит. И вот есть такой программист: он влюблен в код, он погружен в свое дело. Но отправить программиста разговаривать напрямую с заказчиком? Мягко говоря, они друг друга не поймут. И вот бизнес-аналитики существуют для того, чтобы обеспечить понимание между представителями бизнеса и программистами.

Почему все стремятся к профессии бизнес-аналитика? Какими мифами она окружена?

Е.Н.: Самый распространенный миф такой: бизнес-аналитик часто ездит в командировки и видит разные страны. Все это ерунда. Бизнес-аналитик приезжает в аэропорт, садится в такси, едет в отель, если удается – спит, через пару часов он у заказчика. И, кроме офиса и отеля, ты практически ничего не видишь. Поэтому эти красивые сказки - о, мы посмотрим мир! – не стоит учитывать при выборе профессии.

В.З. Мы боремся с такими штампами о профессии: проводим при наборе студентов в группы тесты компетенции и другие тестирования. Что касается группы, которая сегодня защищает проекты, то мы полностью передали процесс отбора студентов коллегам из EPAM Systems. Количество желающих обучаться профессии бизнес-аналитика превышает наши возможности.

Е.Н: Мы проводим очень жесткий отбор. Каждый раз, когда мы набираем людей, нам в первую очередь интересно понять их мотивацию.

Но это практически прием на работу! Примерно такой же отбор проводит работодатель.

В.З.: Наша цель – не просто обучить. Задача, ради которой и был создан наш образовательный центр, - пополнять ряды it-компаний квалифицированными молодыми специалистами. И чтобы выполнять эти задачи, нам действительно надо отбирать лучших из лучших.

Е.Н.: Мы, со стороны EPAM Systems, ведем эти курсы именно для того, чтобы подготовить себе новых сотрудников. Мы обучаем по своей программе, по своей технологии со своими стрессовыми факторами: чтобы студенты сразу понимали суть профессии.

В.З.: Мы не гонимся за количеством. В последнюю группу был конкурс – три человека на место. Наоборот, сейчас наша цель – помочь принять человеку взвешенное решение, чтобы люди не бросались на курсы, поверив популистским лозунгам рекламы. Многие стремятся в сферу бизнес-анализа, не задумываясь, каких качеств характера и навыков она требует. С одной стороны, человек должен обладать логическими и аналитическими склонностями, пониманием процессов разработки. И при этом должны быть очень хорошо развиты коммуникативные способности и стрессоустойчивость.

Давайте еще раз перечислим качества и навыки, необходимые для овладения профессией бизнес-аналитика: опыт работы в любой сфере; аналитические способности; хорошие коммуникативные навыки...

Е.Н.: Английский язык – это обязательно!

В.З.: Для этой отрасли английский –один из первостепенных навыков: 90 % рынка ориентировано на западного заказчика, все технологии к нам приходят с Запада, и если человек не владеет английским, он уже отстал как минимум на два года. Это касается не только бизнес-аналитика – любого тестировщика или программиста. Если ты не знаешь английского, то у тебя выбор потенциального работодателя сужается до локальных компаний; компаний, которые ориентированы на местный рынок. А их очень мало. Бывает, приходит человек, он талантлив, он хорошо усваивает техническую часть, а изъясняться на английском не может, и поэтому его тяжело трудоустроить. Знание английского, по нашей статистике, удваивает шансы на трудоустройство.

В последние несколько лет интерес к профессии бизнес-аналитика резко возрос. Останется ли он таким же впредь?

Е.Н. Когда появились узкие специалисты, возникла необходимость промежуточного звена между ними и бизнесом. Сейчас профессия бизнес-аналитика более и более популярна, поскольку последние веяния в работе белорусского айти-сектора в работе с западным рынком, - это не бодишопы (кадровое агентство в контексте программирования - прим. ред.) и оффшорные разработки, а предоставление сервиса. А сервисная модель требует того, чтобы мы говорили с заказчиком на его языке. И в этих переводчиках сейчас существует огромная потребность.

Ознакомиться с программой курса «Бизнес-анализ» и узнать больше о курсах вы можете на сайте образовательного центра Парка высоких технологий.

Другие новости
Отзывы
Здесь ещё нет комментариев. Стань первым!
Система Orphus